Негатив fiber_manual_record05 июня 2018 fiber_manual_recordremove_red_eye 478

В Якутии студенческое общежитие превратили в кладбище бюджетных денег

То, что сейчас происходит в Нерюнгри, очень похоже на попытку сохранить хорошую мину при плохой игре. Народный депутат Якутии, член фракции "ЕР" и директор Южно-Якутского технологического колледжа пытается догнать давно ушедший поезд, который безвозвратно унес 20 миллионов бюджетных рублей. А колледжу остались разваливающееся общежитие и полное отсутствие надежд вернуть деньги.

ТайгаПост уже рассказывал о том, как в 2015 году в ЮЯТК ремонтировали один подъезд студенческого общежития. Подрядчик «ТСК+» освоил 20 миллионов и оставил объект. По версии руководства колледжа и согласно заключению Стройконтроля, подрядчик допустил ряд серьезных нарушений. Но директор «ТСК+» Николай Эдигаров уверен, что изначально аукцион на ремонт общежития заказчиком был составлен неверно, из-за чего и пришлось вносить изменения.

А теперь самое интересное: 31 января 2018 года директор ЮЯТК Ирина Подмазкова обратилась в Арбитражный суд с требованием наказать подрядчика за некачественно выполненные работы. На первый взгляд, грамотное решение заботливого руководителя. Но вся бессмысленность подачи в суд становится ясной, когда узнаешь, что за десять дней до этого у «ТСК+» истек гарантийный срок на объект.

В течение двух лет подрядчик обязан был исправить недоделки, которые могли быть обнаружены в этот период. 20 января 2018 года двухлетний срок истек, и обращение Подмазковой 31-го – обыкновенная попытка обелить себя. Юридически «ТСК+» не обязан теперь возвращаться на объект и что-то там делать за свой счет. Обратись Подмазкова до 20 января, история могла быть совершенно иной. А так получился пшик, что директор прекрасно понимает. Ну, или юристы должны были ей подсказать.

ТайгаПост уже обращался за комментариями к главным действующим лицам скандала на 20 миллионов Подмазковой и Эдигарову. Теперь мы добрались и до организации, которая осуществляла строительный контроль ремонтных работ.

Генеральный директор ООО «Сахаремстрой» Галина Кошукова рассказала ТайгаПост:

— В июле 2015 года «Сахаремстрой» заключил договор с Южно-Якутским технологическим колледжем на осуществление строительного контроля при ремонте третьего подъезда студенческого общежития. Сумма договора составила 230 тысяч рублей. Наши специалисты систематически находились на объекте. И в процессе работы был выявлен ряд серьезных нарушений со стороны подрядчика «ТСК+». В частности, перегородки были смонтированы из блоков в 120 мм вместо проектных 90 мм. Стяжка полов по проекту должна быть 20 мм, а местами она достигала 100 мм.

Так как договор был заключен между Подмазковой и мной, то всю информацию мы передавали ей на еженедельных совещаниях. Почти сразу мы стали указывать, что ремонтные работы ведутся не по проекту. Мы настояли на том, чтобы была рассчитана дополнительная нагрузка. И тут выяснилось, что нагрузка на плиты перекрытия слишком большая, а это прямая угроза жизни и здоровью тех, кто будет здесь жить.

— Даже так стоит вопрос?

— Конечно. Вы же понимаете, что из-за увеличения толщины стяжки и непроектных блоков давление на плиты перекрытия значительно выросло. Я направила соответствующие письма главе Нерюнгри и в Минстрой республики, где выразила свою обеспокоенность. И в июне 2017 года была созвана вневедомственная комиссия, которая постановила, что нарушения должны быть устранены до декабря.

— Галина Николаевна, какой объем работ был подтвержден вашим строительным контролем?

— Когда сейчас пошли различные публикации, я подняла все документы по ремонту общежития. Ведь речь идет о нашей деловой репутации. И увидела удивительную вещь: в своих интервью Ирина Юрьевна Подмазкова и Эдигаров говорят о том, что за работу было выплачено 20 миллионов рублей. Но мы без замечаний приняли работ только на 8 миллионов 71 тысячу рублей. И с замечаниями подписали еще на 7,8 миллионов рублей. С замечаниями – это значит, что подрядчик, видимо, давал гарантии заказчику, а заказчик выдал нам гарантийное письмо, что нарушения будут устранены. Если сложить эти две суммы, получится около 16 миллионов. За что тогда подрядчику выплатили еще 4 миллиона?

25 мая я обратилась к Подмазковой с просьбой предоставить нам формы отчетности о принятии работ на эти 4 миллиона. И 4 июня получила от нее ответ: договор между нами закончился в 2015 году, и поэтому она не видит необходимости предоставлять какие-то сведения.

— Если вы видели, что идут нарушения при ремонте, почему их сразу не остановили?

— По договору мы не имеем права останавливать работы, равно как и принимать решения об их оплате. Мы просто информируем заказчика о соответствии работ проекту. Экспертизу проекта там вообще не проводили. Наши сотрудники работали, что называется, с чертежами, которые им давали при выполнении конкретного вида работ. Хотя по градостроительному кодексу здание площадью свыше 1500 квадратных метров и высотой больше двух этажей должны проходить экспертизу проекта при ведении подобных работ.

Еще в 2008 году «Якутуглестрой» начинал реконструкцию этого здания, и у него была экспертиза проекта. Чем реконструкция отличается от ремонта: при реконструкции вносятся конструктивные изменения — изменения планировки, выемка грунта и т.д. Здесь же все называлось просто ремонтом, хотя и выемка грунта производилась и межкомнатные перегородки ставили.

— Опять к вам вопрос: почему вы согласовывали такие работы?

— Как у руководителя организации, осуществляющей строительный контроль, у меня не было полномочий по согласованию проекта. Если были какие-то изменения, то их согласовывали заказчик и проектная организация. Мы только подтверждали качество и объемы работ. Мы, действительно, подписывали объемы выемки грунтов в подвале, которых сначала в смете не было. Но был запланирован монтаж новой системы отопления. А узел находился ниже уровня пола на 1,3 — 1,7 метра. Проще говоря, чтобы заменить отопительные приборы, их нужно было сначала откопать. Но я еще раз повторю: у нас не было полномочий останавливать работы. Мы могли только информировать заказчика. Ну, а когда зашло слишком далеко, обратились в различные инстанции.

— Последний вопрос: два с лишним года подъезд закрыт, и все это время на плиты перекрытия в нем давит ненормативная нагрузка. По словам директора «ТСК+» Эдигарова, в подвале кто-то зарылся в землю даже ниже уровня фундамента, что может привести к его просадке. Вам известно, в каком техническом состоянии сегодня находится общежитие? Ведь в других подъездах здания продолжают жить студенты…

— Что творится в подвале, я не знаю, и в каком сейчас состоянии общежитие – тоже. Наша работа на объекте закончена еще в 2015 году. Но, конечно, нужно провести экспертизу здания. Слишком серьезной реконструкции оно подверглось. И слишком серьезные нарушения при этом были допущены.

Источник: ТайгаПост

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

Читайте также