В новой программе проекта Life14.ru «С ног на голову» обсуждается всё  самое интригующее, самое интересное и волнующее жителей республики.

Темой сегодняшнего выпуска станет нездоровая ситуация, которая сложилась  в Детском саду №8 «Родничок» города Якутска, история о том, как борется председатель профсоюза с руководством садика за достойную зарплату сотрудников и за здоровье детей.

1:30 – О том как удалось добиться увеличение стимулирующей надбавки с 14  до 50 %

7:00 – Юрист Виктор Яковлев «не выплачивают зарплату нужно обращаться в суд»

16:00 – среди работников профсоюза есть мнение, что за противодействием выплат по новой стимулирующей ставки стоит не заведующая а вышестоящее руководство.

18:25 – средняя зарплата работников детских садов республики 50 тысяч рублей, а в детском садике родничок 20-25 тысяч

23:30- в 2014 году Екатерина была уволена, но в дальнейшем восстановилась на работе через суд

25:05 – проблемы детского садика не ограничиваются скандалом вокруг заработной платы. Выяснилось ,что песок перед сдачей в Роспотребнадзор, обжигался в духовке и обрабатывался специальными растворами.

26:55- телефонный разговор со свидетелем, сделавший этот снимок.

28:25 – якутское издание аартык.ру фальсифицировали показания работника

31:25 – ежегодно в садик поступают деньги на новый песок. Но в «Родничок» новый песок не завозится

36:00 –Роспотребнадзор выдал заключение по этому песку, конечно этот песок оказался идеальным.

38:16 – по бумагам заведующая д/с совместно с работником Роспотребнадзора сделали повторный забор песка на анализ

сергей2
Сергей Щебляков
Ведущий ток-шоу "С ног на голову"
Адвокат Виктор Яковлев

Ведущий Сергей Щебляков: — Уже, не первый год бушуют «не детские страсти» в детском садике №8 «Родничок» в городе Якутске.

Чем недовольны работники детского сада и чего опасаться родителям детей, мы поговорим с героем нашей программы «С ног на голову» председателем единственного независимого профсоюза, логопедом Екатериной Николаевой.    

Здравствуйте Екатерина!

 

Екатерина Николаева: Здравствуйте Сергей! 

 

С.Щ.: В качестве оппонентов мы сегодня приглашали: заведующего детского сада «Родничок» Алену Федорову, представителя Управления образования города Якутска, представителей Роспотребнадзора, Государственной трудовой инспекции.

Но как видите, их места пусты.

В последний момент они отказались от участия в нашей программе, мотивируя запретом руководства. Что наверно, говорит уже о многом…

Зато к нам в студию пришли в качестве экспертов: известный якутский журналист Айталина Никифорова и адвокат Виктор Яковлев.  

Итак, Екатерина вы являетесь уникальным человеком. Возглавляя единственный независимый профсоюз, вы добились увеличения стимулирующей надбавки до 50%. Это вообще единственный случай в городе, но насколько нам известно, с мая эти начисления не производились. Нам хотелось бы узнать, как вам удалось добиться увеличения надбавки?     

Е.Н.: Спасибо за добрые слова. В двух словах это можно обрисовать быстро: было заседание комиссии, по принятию коллективного договора на три года с 2017 по 2020 год.

Мы работали комиссионно, в том числе был и старший воспитатель. И наш колдоговор прошел все возможные проверки и перепроверки. И конечный итог, это было министерство труда, где наш договор зарегистрировали третьего мая сего года, под номером 37.

Всё-таки мне надо будет сказать, что это стоило определенных усилий и трудов с моей стороны.

Всё началось с бытности, когда заведующим у нас была Ушницкая Октябрина Алексеевна.

С этого времени, с 2013 года, а может быть и раньше началась наша борьба.

А наш профсоюз организовался 1 июля 2016 года. Действительно, этот случай уникальный, что мы являемся членами независимого профсоюза — я председатель.

И действительно, эти 50%, по городу только у нас в детском саду, я так предполагаю. Но, это началось тоже, с прошлого года.

Есть у нас педагог Роза Александровна Павлова, вот она впервые мне сказала, что в улусах получают буквально около 50% наши коллеги педагоги ежемесячно. И мы решили, тогда она ещё состояла в нашем независимом профсоюзе, этот вопрос продвигать. В то время у нас заведующим был Куприянов Алексей Валерьевич. Мы начали эту борьбу, и логическим завершением случилось то, что мы внесли комиссионно эти 50% вместо 14%.  Прописали в коллективном договоре, что каждому работнику в соответствии с его тарификацией, окладом, стажем работы эти надбавки ежемесячно начислялись также, как и улусным коллегам.

Мы выполняем основной фронт работы, имеем такие же права и условия, как улусные наши коллеги, так мы посчитали.

С.Щ.: Ну, а почему всё-таки не начисляются эти надбавки? 

 

Е.Н.: 30 мая написали письмо нашему заведующему Фёдоровой Алёне Николаевне, чтобы дополнительным соглашением эти 50% все-таки начислялись.

Абсолютно никакого ответа не последовало. На письма, в большинстве своём, Алёна Николаевна вообще не отвечает. 

Поэтому мы вынуждены были обратиться в прокуратуру в части того, что 50% нам не оплачивается, идёт нарушение 59 Федерального закона «работодатель не отвечает на обращение граждан». С этого всё и началось.

Прокуратура города Якутска перенаправила нашу жалобу в Государственную инспекцию труда, где была проведена проверка. И выдано предписание: в срок до 2 октября 2017 года Фёдоровой необходимо с работниками заключить дополнительные соглашения, произвести перерасчет за второй квартал. То есть с момента регистрации указанного коллективного договора от 3 мая 2017 года.

Алёна Николаевна устно сказала, что она не будет этого делать. Что мы это всё сделали неправильно.  В общем, пресловутое «нельзя». Но, мы ждём!

 

С.Щ.: Несмотря на то, что у нас нет сегодня представителей Управления образования, наши редактора связались с ними. Там утверждают, что вы каким-то образом подменили листы в договоре и вставили то, что вам надо и так вот его зарегистрировали?

 

Е.Н.: Конечно же это клевета. Такого не было. А в доказательство, у нас есть диктофонная запись заседания комиссии по утверждению и принятию коллективного договора.

Там мы все комиссионно этот вопрос решали, обсуждали и внесли в коллективный договор. То есть доказательная база у нас имеется о том, что мы такого не делали.

Мы ни подменяли никакие листы коллективного договора и так далее.

 

С.Щ.: Получается, что остается только ждать 2 октября? 

 

Е.Н.: Мы ждем 2 октября.

 

С.Щ.: Если не выплачивают 2 октября, какие ваши дальнейшие шаги?

 

Е.Н.: В Государственной инспекции труда сказали, если вам до 2 октября не выплатят, не заключат дополнительные соглашения — нам предложили подойти 3 октября.  Чтобы в рамках своих полномочий видимо принять дальнейшие действия.

Тем более, хочу оговориться, что неустойка по заработной плате за январь до сих пор у нас не выплачена. И предписания Государственной инспекции труда Фёдоровой не выполняется. Данный материал был направлен в суд, со слов сотрудников инспекции труда. Соответствующие документы об этом есть у нас на руках.

 

С.Щ.:  Мы сегодня обратились к Евгении Корольковой, это заместитель начальника Управления образования города Якутска по финансовым вопросам. И она тоже отказалась от каких-либо комментариев. Что делать дальше, давайте обратимся к нашему эксперту адвокату Виктору Яковлеву? 

 

В.Я.: В таком случае, конечно лучше принять меры относительно обращения в суд. С соответствующим иском — о взыскании не выплаченной части стимулирующих надбавок, руководствуясь всеми этими документами, коллективным трудовым договором.

Я так понимаю, работодатель и управления образования, ни каких мер не принимают для признания недействительными данного договора, либо тех или иных документов, на которые ссылается наша героиня. Соответственно, если судом не признаны данные документы недействительными, то они имеют юридическую силу. И можно их применять как доказательную базу. Можете спокойно обратиться в суд.

Вопрос о возможности подписания дополнительного соглашения о выплате стимулирующих надбавок, лучше обсудить с компетентными людьми. Словом, надо получить юридическую консультацию, чтобы после не получилось, что вам снова не выплатят и вы снова будете обращаться в прокуратуру и т.д. 

     

С.Щ.: То есть, шансы победить в суде большие?

 

В.Я.: Конечно, работодатель это прекрасно понимает. И потому опирается только на фразы, что «мы этого делать не будем», это всё голословно. Это неправильная позиция, с точки зрения перспективы решения этого вопроса.     

А.Н.: Я правильно поняла, что Гострудинспекция поддержала вашу позицию?

 

Е.Н.: Да, совершенно верно.

 

А.Н.: А профсоюз, который у вас до этого был официальный, он какие-то меры принимал?

 

Е.Н.: В нашем детском садике два профсоюза. Один — первичка Реском профсоюзов, была председатель Охлопкова Майя Николаевна. Мы с тем профсоюзом «официальным» сотрудничали буквально до увольнения Майи Николаевны. И на насчёт того, что знает ли Реском профсоюзов — то да. Майя Николаевна извещала свой профсоюз.

 

А.Н.: Вы понимаете, что хороший, что дурной пример заразителен? А в других детских учреждениях знают о вашем опыте, о вашей борьбе за свои надбавки?

 

Е.Н.: Да, скорее всего знают. Город у нас маленький. И многие работники тоже как бы в недоумении от своей заработной платы. Потому что Положением Гордумы стимулирующая часть заработной платы практически отдана на откуп заведующим и директорам школ, именно в городе Якутске.  Там бальная система, там свои грубо говоря заморочки. Нужно целый критерии пройти.  Допустим если у вас не очень-то хорошие отношения с руководством, то естественно выводы сами с собой напрашивается, о том, что вы получите мизер. Как и случилось у нас во втором квартале, заведующая Фёдорова, старший воспитатель и завхоз Яковлева отстранили комиссию. То есть нас, сказали, что вы в отпуске находитесь, на наши доводы никак нет реагировали. Наши письменные заявления о том, что комиссия обязана работать на общественных началах, как профсоюз, они проигнорировали.  Самовольно, можно сказать, проявили самоуправство, и сами разделили сумму сэкономленных средств из фонда оплаты труда.  

Такая экономия у нас получается по колдоговору ежеквартально, то есть через каждые три месяца. На странице 33 данного колдоговора мы поэтому вписали комиссионное решение о том, чтобы главный бухгалтер Филатова Наталья Анатольевна предоставлял нам финансовую справку, какая сумма реально была сэкономлена. Раньше такого не было. Это всё было вырвано из контекста.

С прошлого года, по моему настоянию начали выдавать справки о том, что вот сэкономлено такая-то сумма. А вообще, есть справка из финансового управления о том, что «да, действительно мы сообщаем о суммах устно» за подписью главного бухгалтера Филатовой.

Но, деньги любят счёт и финансовые документы обязательно должны сопровождаться подтверждением, потому что это заработная плата работников. То есть, мы даже не знаем сколько реально сэкономлено средств, они говорят по телефону «Вам сэкономлено 500 тысяч». Но мы этого незнаем, финансовой справки нет.

Поэтому мы это тоже внесли в коллективный договор. Наши требования конечно не нравятся стороне работодателя. И наверно, не нравятся и Управлению образования.

 

А.Н.: Кто будет оплачивать вашу инициативу? Они будут идти из какого бюджета? 

 

Е.Н.: Я не бухгалтер, конечно, не финансист. Но мы предполагаем, что финансирование хорошее идёт в системе образования. Буквально можно сказать, что и «оборонка», и образование очень хорошо финансируются, из бюджета начисляются средства. Опять-таки мы не знаем сколько на это идёт. Наверное, достаточно средств заложено в бюджете.

 

В.Я.: Скажите пожалуйста, вот вы говорите, что у вас в учреждении два профсоюза. А мнение другого профсоюза по этому вопросу?

 

Е.Н.: Мы вместе разрабатывали коллективный договор. На листе (первая страница договора) подпись работодателя стоит с печатью, подпись первички рескома в лице Охлопковой и вот собственная моя подпись. Также на регистрационном листе тоже стоят наши три подписи. Согласовано в Министерстве труда.

 

В.Я.: В настоящее время их мнение какое?

 

Е.Н.: В настоящее время Охлопкова уволилась. Конечно же, у нас есть и письмо о том, чтобы нам выплатили эти 50%. С подписями членов коллектива и подписью председателя профсоюза Охлопковой, и моей подписью. О том, чтобы нам через дополнительное соглашение всё-таки выплатили наши причитающиеся деньги, нашу кровную заработную плату. От которой очень многое зависит.

Да, конечно мы работаем ради детей, но нам не хотелось бы недополучать заработную плату.

Вот это наше заявление, которая было нами подано Фёдоровой о том, что вот мы просим в соответствии с колдоговором заплатить.

 

А.Н.: А чей профсоюз многочисленней?

 

Е.Н.: Первичка рескома многочисленней. В нашем профсоюзе состояло 11 человек, но как говорят, три человека — это уже профсоюз.

 

А.Н.: То есть, остальные ждут, пока вы кашу заварили, чем это закончится. И просто потирают ручки в ожидании получится у вас или нет?  

 

Е.Н.: Не знаю, но по крайней мере, Государственная инспекция труда вынесла свое предписание работодателю.  Предписание должно исполняться. Январское предписание не исполнено Фёдоровой.

 

В.Я.: Январское?

 

Е.Н.: Да, невыплата заработной платы за просроченные дни. Ну вот уже девятый месяц, на носу десятый, можно сказать.

 

В.Я.: Почти год прошёл?

 

Е.Н.: Да, но предписание не исполняет работодатель.  

 

В.Я.: Чем мотивирует?

 

Е.Н.: Не знаю чем мотивируют. Видимо, отсутствием финансов. Нам ничего не говорят и ничего не оплачивают.

 

В.Я.:  Какие меры принимает Государственная инспекция труда?

 

Е.Н.: Государственная инспекция труда нам направила свое письмо о том, что направлено дело в суд, по части неисполнения предписания.

 

В.Я.: Привлекают руководителя к административной ответственности за нарушение трудового законодательства?

 

Е.Н.: Да

 

А.Н.: Вы думаете, что проблема кроется в самой Фёдоровой? Вы же понимаете, что она человек подневольный. Что может кто-то выше подсчитал денюжки, во сколько это выльется?

 

Е.Н.: Это наше предположение, конечно мы думаем, что они не беспочвенны. Мы не утверждаем, но мы не скидываем это.  По нашим многолетним наблюдениям, я кстати работаю в системе образования 1989 года. После окончания Свердловского пединститута дефектологического факультета по специальности логопед-олигофренопедагог. В общем, достаточно давно работаю в системе образования и такие предположения они уже как-то приобретают более оформленную форму.

Вот почему, Петров Василий Васильевич начальник Управления образования, абсолютно не принимает никаких мер в отношении Фёдоровой. Со слов, было только дисциплинарное наказание от 7 марта. Фёдорова, кстати с сентября 2016 года находилась на годичном испытательном сроке, но Петров Василий Васильевич утвердил её, несмотря на многочисленные нарушения трудового законодательства, допущенные Фёдоровой.

Она заключила с рядом работников срочный трудовой договор в нарушение 59 или 57 статьи Трудового кодекса.  Заключила срочные трудовые договора с помощниками воспитателей. Хотя круг обязанностей у них обозначен. Вот это нарушение тоже выявила инспекции труда и всю документацию которую вела Фёдорова. Это всё по предписанию переделали и по нашим жалобам тоже.

Но нет худа без добра, видимо наши жалобы находят, как говорится, свое отражение.  Поэтому документация детского сада, в части трудовых договоров это всё инспекцией труда выявляется.

Айталина, возвращаясь к вашему вопросу: да, мы предполагаем действительно что заведующие в детских садах, во всех — не во всех, очень не хотят, чтобы мы этот вопрос будировали, чтобы мы поднимали какую-то борьбу за то, чтобы отстаивать свою заработную плату, своё желание получать в полном объёме. Вот это вот никак. Всё натыкается на некое табу. И, Петров Василий Васильевич открыто поддерживает Фёдорову Алёну Николаевну.

 

А.Н.: По статистике средняя заработная плата в Якутии составляет примерно 52-53 тысячи рублей. На сколько близка к этой цифре ваша заработная плата?

 

Е.Н.: Наша заработная плата от этих цифр очень далека. Средняя заработная плата, как говорят, у помощников воспитателей 16800 рублей. Некоторые говорят, что получают на руки 13-14 тысяч рублей. Воспитатели получают больше 20 тысяч, около 23000 рублей. Вот такая заработная плата. Ну и меня соответственно, тоже озвучу свою заработную плату — 32 тысячи рублей с чем-то, около 33000.

Ну 50 с лишним тысяч средняя заработная плата по республике видимо утверждается с тем, что вот, якобы стимулирующая часть как-то покрывает разницу с нашей реальной зарплатой. Как-то вот компенсируют, выравнивают. Видите, чем дальше в лес, тем больше дров. Мы во втором квартале недополучили. Например, я получила 8 тысяч рублей. И этот никак не компенсируется, тем более нашу комиссию отстранили. И нам за ряд работ поставили везде нулевые баллы. Хотя они не имели право работать в комиссии по распределению стимулирующей части заработной платы, потому как являются представителями работодателя.

 

А.Н.: Ваша борьба за свои права сейчас идёт в правовой плоскости или может на вас уже оказывается какое-то давление?

 

Е.Н.: Вы знаете, в правовом плане нарушаются не только наши права, как граждан и работников, но и права воспитанников к сожалению.

Действительно, преследование имеет место быть. Мы по этому поводу обратились и Уполномоченному по правам человека в Республике Саха (Якутия). Изложили свои доводы и сейчас проводится проверка.

Коллективный договор не выполняется во многих пунктах, во многих положениях.  Допустим, мой профсоюз, в котором я состою, буквально его отпочковывают, грубо говоря задвигают. Мы как бы на задворках находимся, как не обласканные. Соответственно наши права ущемляются.

У ряда работников, уволенных, в том числе, по статье «за прогул», у них тоже такое мнение, что преследование имеет место быть. И именно, по отношению к членам этого независимого профсоюза. Почему-то вот такие оказии случаются только с членами независимого профсоюза.

 

В.Я.: Получается, что у вас в учреждении сейчас сложная ситуация?

 

Е.Н.: Да, очень сложная ситуация, но мы продолжаем борьбу за свои права.  Думаем, что всеми законными способами в правовом поле мы будем тебя защищать. Всеми не запрещенными методами и способами.

 

С.Щ.: на вас из других детских садов выходили? Наверняка же знают о вашей борьбе, не пытались объединиться?

 

Е.Н.: Конечно, мне звонят и не только с моего профсоюза. Звонят и сотрудники

нашего детского сада, но звонят тайком.  Я конечно их не выдаю. Обращаются и другие коллеги с других детских садов, тоже провожу консультации. Если у них там какие-то права ущемлены то, да консультирую. А открытого вставать, позиционировать себя каким-то образом, конечно люди побаиваются.

Боятся возможного преследования, возможно каких-то манипуляций с этим связанных. На любого человека можно нажать, видимо этого боятся скорее всего люди.

 

В.Я.: А в дальнейшем, допустим пройдет срок исполнения предписаний Государственной инспекции труда, что вы намерены дальше делать?

 

Е.Н.: Намерены дальше бороться за свои 50%, за то чтобы получать нашу заработную плату в полном объеме. Для начала, конечно мы обратимся в Государственную инспекцию труда. И последуем вашему совету, чтобы судебном порядке оспаривать этот вопрос, чтобы заработная плата начислялась в полном объеме.

 

В.Я.: Вы знаете наверно, что если есть конфликт между руководством и работником, то в дальнейшем сотрудничать в одном учреждении будет сложно?

 

Е.Н.: Да, абсолютно согласна с вами. Такое было, в 2014 году я была уволена по статье «за прогул». Это было в ноябре, но тогда я помню стояла очень такая ощутимая зимняя стужа.  И я искала работу конечно. Ну вот допустим, я приходила в школу мне говорили: «да есть место логопеда, но нам нужно навести справочники про вас».  Прихожу на следующий раз уже говорят: «извините, но место занято». Вот в общем-то, я так и проходила. Через суд я была восстановлена. И, действительно тогда у Октябрины Алексеевны Ушницкой возник вопрос: «Как вы хотите с нами работать дальше?». Но я задала встречный вопрос: «А как вы хотите работать в таком случае?».  Дальнейшая борьба также продолжалась, в таком же ключе. Также стимулирующая часть не выплачивалась. Особенно летом. Мотивировали тем, что многие ходят в отпуска. Как бы смешивали одно с другим и также не выплачивали.

В итоге выявлены были коррупционные проявления со стороны прокуратуры в 2014 году в отношении Ушницкой. И, данные лица сейчас работают в детском саде номер 79 «Лучик» с филиалом.

С.Щ.: Но на этом проблемы «Родничка» не заканчиваются. У нас есть очень интересное фото. На этом фото изображён песок, как его обжигают. Песок взят с игровой площадки около детского сада. А обжигают его как раз на кухне этого самого детского сада. В дальнейшем этот песок передают в Роспотребнадзор на анализы. Как вы прокомментируете эту ситуацию?

 

Е.Н.: Да, это действительно скандальная история с песком. Именно к нам председателям профсоюзов обратился работник нашего детского сада и предоставил фотографию. Фактически он был свидетелем того, что данный песок был занесен на пищеблок, на кухню. И был он прожарен и обработан антигельминтным составом. Со слов свидетеля, был благополучно направлен в Роспотребнадзор. Где был произведен анализ о том, на отсутствие тяжелых металлов, гельминтов и яйцеглиста.  Мы, по этому факту, обращались обратились к Уполномоченному по правам ребенка в Республике Саха (Якутия) Соловьёвой Анне Афанасьевне, которая перенаправила нашу жалобу в прокуратуру города Якутск. Свидетель наш давала показания в ММУ МВД «Якутское».  Кроме того, она настаивает на том, что все слова и от начала до конца, то что она видела своими глазами, является правдой.  И согласна пройти даже пресловутый «Детектор лжи» вместе со всеми участниками данной обжарки песка.

С.Щ.: У нас есть возможность связаться с автором этого снимка.

Добрый день, Вера! Это вам звонят с программы «С ног на голову» портала «Вести Якутии». Сегодня мы обсуждаем фото с песком на кухне. Это фото сделали вы? Когда и при каких обстоятельствах?

 

Свидетель Вера: Фото было сделано 1 августа этого года. В тот день, на моих глазах, завхоз детского сада дала указание одной из работниц, чтобы она пожарила песок. Сама завхоз выходила в аптеку и покупала глистогонный препарат. И на моих глазах она вскрывала упаковку.

Песок прожарили, проглистогонили. В садике стоял запах горелого, потому что плитку давно не включали, ведь было лето.

В обед я зашла на кухню детского сада, чтобы наполнить чайник. И быстро сфотографировала. Если бы я тогда знала, что фотографии будет мало для доказательства, то я непременно всё сняла бы на видео.      

На фотографии видна тряпка. Такой тряпки, кроме как в «Родничке» вы нигде не найдете. Это самодельная тряпка из старого постельного белья вроде как.         

 

С.Щ.: Этот песок передавался в дальнейшем в Роспотребнадзор?

 

Свидетель Вера: Да  

 

С.Щ.: На днях один из информационных ресурсов вышел с материалом, о том что это фото не вы делали, и это подлог. Причём, судя по всему ссылаются на вас. Можете что-то по этому поводу сказать?

 

Свидетель Вера: Да, я прочитала. Как оказалось, я даже комментировала журналистам. Он говорит, подлога не было при беседе с работником, который якобы стал очевидцем данного инцидента. И не подтвердил слова Николаевой и Охлопковой.     

Во-первых, никакой журналист со мной не связывался. Я ни с кем не говорила по этой теме.

Во-вторых, у меня появляется вопрос. Кто давал такие показания?

И я очень надеюсь, что интервью давали не от моего имени.

Ну а если, это другие свидетели, то они наверно просто скрывают правду, чтобы защитить свои рабочие места.  

Я не боюсь правды, готова пройти даже «Детектор лжи», чтобы доказать свою правоту, если надо будет.

Правда на нашей стороне!

И вообще, это возмутительно, что жарили песок детском противне. Я, была возмущена!  

 

С.Щ.: Мы специально приглашали на съемку нашей программы специалистов Роспотребнадзора. Зная о что будет обсуждаться это фото, Роспотребнадзор отказался от участия в программе. И отказались от комментариев.

Эта страусиная позиция на самом деле, говорит об одном, что и подтверждают наши источники — данная практика применяется повсеместно. Т.е. родители должны понимать, что никто не гарантирует, что их ребенок не подцепит глистов или какую-то другую заразу в муниципальном садике. При этом, Роспотребнадзор фактически уклоняется от своих обязанностей.

Екатерина, а вообще вы не в курсе, говорят, что на новый песок для игровых площадок предусматриваются ежегодно деньги. Вы видели, как к вам в садик завозят новый песок? 

 

Е.Н.: Нет, к сожалению я не видела новый песок. Не буду утверждать обратного. Да, ежегодно на детской площадке, где играют дети, этот песок должен обновляться.

Родители много не знают, кто по молодости, кто по незнанию того какие условия содержания прописаны в САНПИН. Эти условия конечно должны безукоризненно выполняться.

Тут возникают два вопроса. Либо Управление образования в лице Петрова недофинансирует завоз нового песка. Либо, он финансирует, а работодатель в лице Фёдоровой в целевом ли порядке расходует денежные средства, которые выделены на этот скандальный песок. 

И ещё, есть такая информация, от медработников, которые работали в детских садах. Что оказывается берется пять килограмм песка с детской площадки. Песок промывается, прокаливается в духовке и направляется на анализ. Таким образом, все анализы делаются для галочки.

Чтобы всё выглядело объективно, специалисты Роспотребнадзора сами должны выезжать за пробами.

Но там были такие поползновения, в сторону того, чтобы «увернуться». Сторона работодателя говорила, что должны менять песок, когда анализы выявят гельминты, яйцеглист и т.д. Зачем тогда стоит песок на пищеблоке? Его там фактически не должно быть никак, ни при каком раскладе.

Кроме того, когда я попросила заведующую показать пресловутый отпугиватель от собак, она была удивлена и сказала, что отпугиватель от собак она никому не показывает и он маленький.

Когда я консультировалась с медицинскими работниками. Они спросили: «а есть лицензия на данный отпугиватель от собак, а есть ли отпугиватель от кошек?».

Говорят, что должна быть ещё и техническая сторона — разрешение, либо договор на техническое обслуживание данного устройства. Потому что оно должно откуда-то подпитываться, иметь какие-то свои параметры и характеристики.

Поэтому, я как профсоюз составила акт о том, что у нас отсутствует, видимо, отпугиватель. По крайней мере, работодатель Фёдорова на 22 сентября показать его не смогла.  

 

В.Я.: А что вам сказала заведующая по факту обжарки песка на кухне детского сада?

 

Е.Н.: Фёдорова сказала: «Почему этот свидетель ничего мне не сказала?». Почему она не поставила её в известность, как заведующего. Так с её слов можно сказать, что завхоз Яковлева и тот работник, который прожаривал песок, всё делали без её ведома? Получается так!

          

В.Я.: С выявлением этого факта, было какое-то возмущение с ее стороны или что-то еще?               

 

Е.Н.: Нет, ничего не производилось, никого не привлекали. Этот случай не обсуждали, не анализировали. Никого это не удивило и не возмутило. По крайней мере, со стороны работодателя.    

А.Н.: Мне стыдно из-за коллег из-за статьи. Которые исходя из слов вашей коллеги занимаются перетасовкой, а не восстановлением истины. Ну и мне интересно, Роспотребнадзор дал какой-то официальный ответ?

 

Е.Н.: Нет. Единственное, было выдано заключение, что отсутствуют гельменты и соли тяжёлых металлов.

А вообще, с чего это все началось. Заканчивался учебный год (он заканчивается в мае). Я перед уходом в отпуск, кстати говоря, я и не знала, что он должен соответствовать определенным параметрам, об этом мне поведали воспитатели, но дети-воспитанники давно уже гуляли.     

Я почему вышла на договорной отдел Роспотребнадзора? Потому что увидела в санитарной книжке, что санитарно-гигиеническое обучение у нас просрочено. И обратилась с соответствующим заявлением к Федоровой Алене Николаевне, когда мы будем проходить обучение, потому что сроки все вышли. В должностных инструкциях, в трудовом договоре у всех прописано, если работник не прошёл медосмотр, то для него всё это чревато, вплоть до увольнения. Поэтому я этот вопрос подняла.

Фёдорова ответила, что это знает медицинский работник. Медработник тогда отсутствовал, вероятно находился на больничном листе. Вы же работодатель, вы должны всем этим ведать? И медосмотр мы тогда не прошли. Тогда я обратилась в Управление образования и в Роспотребнадзор. И с горем-пополам этот осмотр, как они пишут, пройдет только 28 сентября. Он глубоко просрочен и по песку в договорном отделе спрашивали, где ваша заявка на песок? Скажите вашему заведующему, чтобы она срочно подошла, заключила договор на анализ песка.

И кроме того, на санитарно-гигиеническое обучение, за каждого сотрудника по 200 рублей должна была оплатить сторона работодателя.

 

А.Н.: Ещё раз, Роспотребнадзор формально подошёл к исполнению своих обязанностей. Выдал заключение положительное о том, что песок, который был уже прокалён и обеззаражен? И когда вы подавали сигналы, они к вам не приехали, заборов песка никаких не делали, и новых анализов тоже?       

Е.Н.: Они пишут, что какого-то числа они опять забор делали для анализов. Но как написано документально, Фёдорова делала забор вместе с сотрудником Роспотребнадзора. Но факт-то остается фактом. От этого никак не открестишься, это нарушение прав воспитанников.

 

А.Н.: Я хотела к этому подвести, потому что к примеру, я родительница и мой ребёнок посещает ваш детский сад. Может всё-таки нужно подключить родителей, а не бороться своими силами, когда на вас уже и СМИ натравили и т.д.? Может всё-таки родители будут прежде всего обеспокоены здоровьем своих детей. Родители в курсе этой ситуации?

 

Е.Н.: По песку, текст письма был направлен председателю Родительского комитета. Но в ответ — тишина. А раннее, тоже с родителями у нас была работа. Вопрос поднимался о поборах. И одна родительница мне сказала, что она беспокоится за судьбу своего ребёнка, который дальше пойдет в школу. То есть, это всё система образования, и она боится преследования своего ребёнка. Потому этот вопрос будировать некоторые родители побаиваются.

С.Щ.: В своем общении с журналистами глава города Якутска Айсен Николаев неоднократно заявлял о том, что будет менять свою команду. Наверно уже пришло время уделить особое внимание дошкольному образованию, ну и образованию в целом.

В следующей нашей программе мы обсудим очень сложную ситуацию, сложившуюся в одной из школ города Якутска. Надеемся, что Управление образования не будет прятаться за бумажки и придет пообщаться с людьми в нашу студию.   

Интервью после записи программы

николаева
Екатерина Николаева
Председатель независимого профсоюза, логопед

— Хотелось в итоге добавить следующее:

Насчет выплаты денежных средств, т.е. заработной платы в полном объеме, конечно это должно выполнятся в полном объеме, по предписанию Государственной инспекции труда. В конце концов, рубль — это собственность Российского государства.

А в части того, что происходят такие нарушения — по сути нарушаются права детей на их безопасное пребывание в детских дошкольных образовательных учреждениях, куда их приводят родители.

Вместо того, чтобы решать проблему в отдельно взятом детском саду «Родничок», нас решили просто на просто реорганизовать, т.е. слить с 23 школой. И, должность учителя-логопеда будет упразднена, т.е.  моя должность в моём лице. Это делается чтобы уйти от ответа.            

— Данная ситуация в этом учреждении — вообще уникальная. В отличии от всех других ситуаций. Во-первых, тут не только ущемляются права работника. Но, и ущемляются в итоге права детей.

Это имеет существенное значение, и для родителей, и для сотрудников Управления образования. И соответственно и для аппаратов Уполномоченных, и по правам ребёнка и человека. Мне кажется, что тут следует им обратить внимание в первую очередь и прокуратуре, как минимум.

Действия нужно принимать не в ущерб всем, но данную ситуацию нужно искоренять. Чтобы такого впредь не было.

Адвокат Виктор Яковлев
Виктор Яковлев
Адвокат
айта2
Айталина Никифорова
Журналист

— Как журналист, я считаю, что наша героиня Екатерина Николаева поступила абсолютно правильно. То, что вытащила мусор из избы. Потому что, как мы видим должные действия не предпринимались, не со стороны работодателя, не со стороны надзорных органов, не со стороны муниципальной власти.

Ну как родителя. Конечно меня вся эта ситуация взволновала, потому что, естественно, как любая мать, я примериваю эту ситуацию на себя. И если я отдаю своего ребёнка в детское учреждение, причём это государственное, муниципальное учреждение, то я соответственно получаю какие-то гарантии, что моему ребёнку гарантируют условия для здорового содержания.

А здесь, мы видим вопиющие нарушения. И вместо того, чтобы поднять тревогу и исправить сложившуюся ситуацию, я подозреваю, что такая ситуация может быть и в других детских садах — это не проблема одного «Родничка». То, картина в общем печальная, для меня, как для родителя. Потому что все занялись тем, что стали прикрывать себя, а не думать о наших детях.

Телефон редакции: (4112) 25-44-08, 25-54-08,

+7 (924) 765-44-08. 

E-mail: red@vesti14.ru

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика